Сотрудница отделения №26 РУП Белпочта Мороз Лилия Присвоение средств, по ошибке данных клиентом

Это произошло уже год назад, но только сейчас наткнувшись на этой сайт, решила написать, хоть и давно это было, но хочется, чтоб люди знали, т.к. на ту почту больше не хожу, не хочу видеть даже лицо этой сотрудницы. Отсылала денежный перевод в этом отделении почты. Надо было отослать 200 с лишним тысячи, то 220 вроде. Называет мне эта сотрудница (Мороз Лилия) цифру, которую надо заплатить (с учетом комиссии). Я, достав из кошелька 200 тыс, и не нашедши ничего мельче, еще 200 тыс, кладу ей 400 тысяч, а сама роюсь дальше, т.к. помню, что мельче что-то было, нахожу сотку, кладу и ее, но сотрудница (не видя конечно, что там), берет все 500 тыс. Я, в принципе, не переживаю, думаю, увидит, сколько я дала, и вернет. Причем, в кошельке у меня, до этого кроме этих ста тысяч и мелочи ничего не было, а 400 тыс я положила туда на пути к почте, их, дал мне мой парень, т.е. помимо того, что я отчетливо видела, сколько даю, я еще и знала, сколько у меня лежит в кошельке. В общем, выбив чек, кладет мне вместе чеком эта сотрудница сдачу, как с 300 тыс! Я ей говорю: «Я давала вам две двухсотки» (кстати, мой парень стоял рядом со мной и видел это! ). Я То как она мне ответила безапелляционным тоном: «Вы давали ОДНУ двухсотку» — заставило меня сперва успомниться, может я по невнимательности уже и сама не помню, что давала, но во первых, это я все же запонила свои действия, что дала сначала одну, потом вторую, а потом уже вытащила сотку. Во вторых, мой парень видел, в третьих, я проверила кошелек. В общем, это было ужасно, не долго споря, с очень деловым видом, она позвала начальницу почты: » Снимаем кассу, тут мне утверждают, что дали лишнюю двухсотку». В очереди все стали неодобрительно на меня посматривать, как на обманщицу, было очень неприятно, и от этого еще больше хотелось выяснить правду, несмотря на то, что всех задерживаем. Начальница стала снимать кассу, а парень, что стоял за мной в очереди, сказал» Да две двух сотки она дала». В общем, кассу сняли, оказалось что там денег, как будто я дала 300 тыс. То ли недостача там была, то ли она себе их спрятала (камеры там внутри нет), потом записи в милиции смотрели, но там всего две или вообще одна камера, и такое качество, что ничего не рассмотреть, к тому же очередь частично закрыла вид на «прилавок». К слову, сотрудница эта и выходила, когда кассу снимали, хотя сотрудники почты не должны при себе иметь наличных денег, поэтому она должна была остаться на месте, пока не приедет милиция, и ее должны были обыскать. Но не обыскали, потом когда приехали. Получилось так, что ничего я не смогла доказать, и парня того милиция не нашла, кстати из-за того, что белпочта на запрос милиции не выслала запись, сотрудник милиции сам за ней в последний день поехал. Мы изучали записи с камер, на них было слышно, как парень за мной в очереди говорит, что «девушка дала две двухсотки», но найти парня не удалось, а если и удалось, то это было через месяц после происшествия, и вспомнил он что-то или нет, неизвестно, если его вообще пытались найти. С белпочты пришло письмо, что рассмотрели мою жалобу, что сотрудница Мороз зарекомендовала себя как ответственный работник, никогда жалоб на нее не было, но все равно, ее проверили, совершили внезапный съем кассы, когда она работала и «все сошлось». Вот только я знаю, она меня обокрала, и готова нести за свои слова полную ответственность. Не знаю, как так вышло, что ни мои слова, ни слова свидетеля ничего не решили. Посоветовать на такой случай можно только одно: не надеяться на честность работников, хотя люди, работающие с деньгами, должны хоть соответствовать своей должности. И на компетентность работников милиции, не позволять отлучаться со своего места обманщика, и сразу вызывать милицию и настаивать на обыске.