Белорусская железная дорога Хамство ревизоров и банальные отписки руководства

Мы с товарищем 04.02.2015 на станции «Жодино» в кассе купили билеты на проезд «Жодино? Печинский», после чего произвели посадку на поезд эконом класса. После тяжелого рабочего дня мы с коллегой пребывали в полусонном состоянии. На станции «Пролетарская победа» в вагон зашли две женщины в униформе без бэйджей и сказали приготовить билеты. Мы с коллегой предъявили свои билеты женщине без бэйджа, после чего невольно погрузились в сонное состояние. Далее к нам опять подошла женщина в униформе без бэйджа и потребовала повторно предъявить билеты. Мы с коллегой поняли, что невольно проспали свою остановку. Извинившись, мы попытались объяснить ситуацию с просьбой понять наше положение, т.к. при себе не было денежных средств, равной сумме штрафа. В свою очередь женщина без бэйджа безпричинно стала повышать тон (вероятно, чтобы пассажиры всего вагона услышали процесс унижения человеческой личности), с неэтичным набором слов, компрометирующих статус сотрудника ж/д, работающего в общественном месте с людьми. Женщина в униформе без бэйджа в приказном тоне сказала следующее: «Только не надо мне рассказывать про то, что вы тут заснули. Спать в милиции будете! Давайте, быстро — встали и прошли со мной к выходу! В опорный пункт вас поведу». Мой коллега ответил женщине без бэйджа: «Мы не отказываемся. Доедем до остановки, тогда встанем и пойдём. Зачем вы нас выгоняете с места, как животных, ведь, если вы выпишете нам штраф, то этим мы теоретически и оплачиваем дальнейшую поездку и имеем право занимать место до ближайшей остановки поезда». При этом женщина без бэйджа выхватила из рук наши билеты, спрятав их в карман своей униформы, и крикнула: «Вы меня ещё учить работать будете? Нет у вас никаких прав! Вы безбилетники и не имели права спать в общественном транспорте! ». Мой коллега встал для выхода. Я пошёл за ним. За мной вплотную шла женщина в униформе без бэйджа, которая несколько раз наступила мне на пятки и толкала меня в спину. Я уважительно попросил на ноги не наступать. Мой коллега был возмущён подобной грубостью, сделав замечание вслух. На замечание женщина без бэйджа в ответ ему в спину прокричала: «Опять ноете?.. да что за мужики пошли! Нормальных не осталось! ». Мы с коллегой послушно зашли в опорный пункт Милиции на станции «Борисов», где по просьбе работника милиции назвали свои данные, который в свою очередь, позвонив в РУВД, узнал номера наших паспортов и предоставил данные женщинам без бэйджей. Милиционер словестно указал, что мы с коллегой являемся законопослушными гражданами. Но это никак не повлияло на изменение грубого тона женщины без бэйджа, которая продолжала применять некорректный и пренебрежительный стиль общения. Протокол моему коллеге оформляла женщина без бэйджа, которая нас оскорбляла. Мой протокол оформляла девушка без бэйджа, к которой я никаких претензий не имею. Мы с коллегой спросили у женщин без бэйджей их имена, на что женщина без бэйджа злобным тоном ответила: «Если вам уж так интересно, то наши имена в протоколах прочитать сможете, при условии, что вы их подпишете». Из протоколов мы узнали имя женщины в униформе без бэйджей: Слепцова Нина Ивановна – контролёр-ревизор оршанского ревизорного участка, которая непосредственно нас двоих оскорбляла и унижала (претензий ко второму ревизиру нет). Далее я попросил вернуть наши билеты и при подписании протокола мы с коллегой, находясь в опорном пункте в присутствии работника милиции попросили женщин в униформе без бэйджей хотя бы показать нам свои документы, что было проигнорировано. Несмотря на эти безнравственно-незаконные действия мы с коллегой подписали свои протоколы, чтобы получить свои копии для дальнейшей жалобы. Далее мой коллега попросил ревизора Слепцову показать нам статью, в которой указано, что ревизор имеет право произвести немедленное препровождение безбилетников в тамбур вагона, не дождавшись остановки поезда, и применяет при этом слова угроз и прилюдных оскорблений, обращающих на себя внимание пассажиров. Ревизор Слепцова открыла положение только после четвёртой убедительной просьбы и показала статью, по которой запрещается безбилетный проезд. Мы не увидели в содержании правил статью, по которой мы, согласно криков ревизора Слепцовой, якобы незаконно занимали сидения в течение одной остановки и, согласно её приказа обязаны немедленно встать и пройти в тамбур, учитывая, что оплата данной остановки покрывается уплатой её вместе со штрафом. В присутствии работника милиции я спросил у ревизора Слепцовой, по какому праву она прилюдно поставила под сомнение факт, что мой коллега (отец двоих детей) является нормальным мужчиной. На что она мне ответила: «А как вы докажете, что это я сказала, а не кто-то из пассажиров? Я у вас за спиной шла! Вы что затылком слушаете? ». ——————————————— Я и мой коллега признаём за собой вину в том, что мы проспали свою остановку, однако, считаем, что штрафы были нам выписаны неправомерно, учитывая нарушения: — на обоих ревизорах отсутствовали бэйджи с именами; — при составлении протоколов и извещений предполагаемыми ревизорами не было предъявлено никаких служебных документов, в том числе отказ предоставления удостоверения в присутствии работника милиции и отказ назвать свою фамилию; — мне и моему коллеге ревизором Слепцовой Н.И. были причинены нравственно-моральные страдания, хотя мы строго выполняли все её требования. С целью восстановления справедливости и присечения хамства мы с товарищем подробно изложили обстоятельства произошедшего с нами в письме, которое направили начальнику Минского отделения Белорусской железной дороги Шилову И.С. По прошествии 14 дней, на наш запрос мы с товарищем получили письмо, подписанное заместителем начальника Минского отделения железной дороги Воробъёвым Ю.Н., которое к нашему глубочайшему сожалению представляет собой банальную отписку. Изучив текст письма, мы с товарищем были крайне шокированы абсолютным бездействием и покрывательством со стороны руководства Минского отделения ж/д своих подчинённых. Особенно удивила фраза предпоследнего абзаца письма «Во избежание подобных случаев просим Вас в общении с работниками ж/д транспорта, находящимися при исполнении должностных обязанностей, не выходить за рамки норм делового и межличностного общения с оппонентами». Следовательно, нас с товарищем косвенно представили источниками хамства и публичного унижения человеческого достоинства. Также сообщаю, что через несколько дней после случившегося (ориентировочно 10-11.02.15г.) мы с товарищем ехали тем же рейсом. После станции «Печинский» в вагон зашли ревизоры и к нам подошла ревизор Слепцова Н.И. Мой товарищ молча протянул свой билет. Я, держа билет в руке, спросил: «Почему на вас опять нет бэйджа? ». Слепцова В.И. со словами «Он всегда при мне! » взяла билет из моей руки и прокомпостировала его. Я сказал ей: «Могу я увидеть ваши документы? ». Ревизор, посмотрев на меня пренебрежительным взглядом, промолвила: «Вам что, поговорить больше не с кем…? » и удалилась. В письме руководства Минского отделения ж/д приведена ссылка на пункт 3.2 «Инструкции по работе контролёров-ревизоров пассажирских поездов на Белорусской железной дороге», согласно которому при исполнении служебных обязанностей ревизор обязан не только иметь при себе служебное удостоверение «открытый лист», но и предъявлять его по первому требованию пассажиров и уполномоченных лиц. Следовательно, ревизор Слепцова нарушила данное требование дважды: 1) 04.02.2015г. находясь в опорном пункте милиции при составлении протоколов Слепцова Н.И. проигнорировала нашу просьбу предъявить служебные документы в присутствии работника милиции, а на просьбу назвать свою фамилию, ревизор злобным тоном ответила: «Если вам уж так интересно, то наши имена в протоколах прочитать сможете, при условии, что вы их подпишете»; 2) вышеописанная ситуация, произошедшая через несколько дней после инцидента. Возвращаясь к тексту письма руководства Минского отделения ж/д, нужно отметить, что, за исключением информации о том, что, оказывается, свои бэйджи ревизоры пристёгивают под форменные куртки (по логике следует, чтобы узнать фамилию ревизора, мне нужно было силой распахнуть её куртку) и информации о безбилетном проезде, без разъяснений остались все факты из нашего обращения: Руководство Минского отделения ж/д не удосужилось даже принести нам с коллегой свои извинения за причинённые нравственно моральные страдания! Следует отметить, что до момента, когда к нам с коллегой повторно подошла тов. Слепцова для повторной ревизии билетов (04.02.15г.), она проверила билет у мужчины, который сидел на параллельной стороне. Мне удалось услышать, что у него так же как и у нас был билет до станции «Печинский», однако, мужчина грубым тоном что-то невнятно пробормотал и тов. Слепцова изъяла у него билет и оставила пассажира в покое. Из этого следует, что ревизор Слепцова, основываясь на «своём опыте» примечает людей интеллигентной наружности и пускает в ход свою отработанную «тактику престыжения» в прилюдно унижающей человеческое достоинство форме, полагаясь на то, что человек, опасаясь позора, послушно заплатит штраф. Подобные методы ревизии тов. Слепцовой дискриминируют права интеллигентного пассажира, если он проезжает в поезде трезвым, не хамит и не является лицом без определённого места жительства. ———————————- Создаётся впечатление, что у Белорусской железной дороги основной приоритет — целенаправленное «выбивание штрафов» исходя из следующих факторов: — систематические случаи работы единственной (из четырёх) билетной кассы, например, на станции «Борисов» с вытекающими последствиями (опоздание на утренний поезд (07:22) ввиду огромной очереди, либо вынужденный безбилетный проезд); — отсутствие возможности приобретения билетов у кондуктора в пригородном поезде; — умышленный выбор зоны для ревизии контролёрами в промежутках «Печинский? Борисов» и «Минск восточный – Институт культуры» (данные промежутки фактически являются одной зоной и выбор станции пассажирами обусловлен движением автотранспорта); — выработанная ревизорами (как у тов. Слепцовой) тактика выбивания штрафов с нанесением морального ущерба пассажирам, одобряемая руководством Минского отделения ж/д. Следует обратить внимание на неудовлетворительное состояние поездов эконом класса, большинство раздвижных дверей в вагонах открываются с большим усилием, зачастую стопорятся (приходилось неоднократно помогать пожилым женщинам раздвигать их, т.к. требуемого усилия пожилой человек создать физически не может), систематические отмены поездов в дневное время по будням, опоздания, оскорбления пассажиров ревизорами. Мы с товарищем оплатили выписанные нам (с грубейшими нарушениями и применением морального шантажа) штрафы. Вышеописанная информация была отправлена нами письмом начальнику Белорусской железной дороги Морозову В.М. с приложением ответа от Минского отделения. Через месяц нам пришёл ответ, подписанный заместителем начальника бел. ж/д П.В.Стоцким. Приведу несколько цитат: «проведено расследование при котором выявлено, что во время составления протоколов ревизоры вели себя корректно, сохраняли спокойствие и не поддавались на провокационные заявления с Вашей стороны»; «из-за отсутствия третьих лиц, которые могли бы подтвердить информацию о не предоставлении ревизором служебного удостоверения и некорректном её поведении, установить истинную картину произошедшего в поезде не представилось возможным»; «из-за отсутствия в обращении даты, времени отправления и номера поезда с неисправным техническим состоянием дверей, установить и принять меры к устранению неисправностей не представилось возможным». В письме указали телефон горячей линии для замечаний, позвонив по которому, невозможно дождаться ответа. Двери в вагонах заклиниваются в 60% в каждой электричке эконом класса и при этом от пассажиров руководство ж/д требует назвать номер поезда и вагона!